klausnikk (klausnikk) wrote,
klausnikk
klausnikk

Categories:

Дьявольский крест


Сатурнино Кальеха Фернандес

Дьявольский крест

В одной деревушке Наварры жил-был человек, который был ужасом всех окрестных мест: он был настолько зол, что сам дьявол завидовал ему.

Он был настолько злобным, что король должен был призвать его к порядку и даже изгнать его из королевства.

Пока он жил в этом месте, постоянно звучал охотничий рог; лошади этого человека и его друзей портили посевы, разрушали дома, убивали старых и малых, поджигали дома; и такой страх они вселили в души этих бедняков, что едва звучал охотничий рог у ворот замка и появлялась кавалькада, их охватывала дрожь, они запирали двери и окна и начинали усердно молиться.

Когда он был изгнан, этот край стал спокойным, там восстановилась прежняя жизнь, поля приносили плоды, всё это указывало на благословение от Бога.

Прошли годы, и замок начал разрушаться.

Никто не помнил этого человека или его злодеяния, когда замком завладел отряд бандитов, настолько невидимых и настолько неуловимых, что люди передавали из уст в уста, будто они были призраками и грешными душами под командой сеньора из этого замка, который сделал так много зла при жизни.

Этот слух был вызван тем фактом, что их предводитель носил те же доспехи, что и тот негодяй, когда он был изгнан из этих мест.

По ночам замок снова стал освещаться, стали звучать пьяные песни, дома стали грабить, поля поджигать и разрушать, и вновь возникли тревога и беспокойство.

Каждую ночь в одной из самых высоких башен замка загорался алый свет, как огромный глаз, пробивавшийся через лесную гущу и освещавший ее зловещим светом, похожим на пожар.

Некоторые храбрецы из ближайших деревень, осмелившиеся приблизиться к замку, слышали такие вещи, что они возвращались домой с волосами дыбом и лязгая зубами от страха.

— Но что вы там слышали? — спрашивали власти.

— Ой-ой-ой! — кричали они в ужасе.

— Но что же вы слышали, трусы? — спрашивали их снова.

— Ну, вот узнайте, — говорили несчастные, как только им удалось успокоиться. — В двенадцать часов ночи мы подошли к дверям замка, и как только пробило полночь, мы услышали звуки цепей, жуткие крики и ужасающий смех; у нас мурашки пошли по коже, и мы убежали как ветер.

— Вы трусы! — закричал судья. — У них почему-то мурашки по коже!

— Тогда идите сами туда, — воскликнули эти несчастные, дрожа; — вы увидите, что там хорошего!

Судья немедленно вызвал альгвазила и пятнадцать или двадцать молодых людей, вооруженных стрелами и копьями, и они отправились в замок. Покидая город, они были очень решительны; но по пути их энтузиазм спадал, и вскоре все стали бы торопиться убежать прочь, если бы не судья, который был мужественным человеком и который, маршируя во главе отряда, помог им избавиться от страха своим примером.

Когда он подошел к двери замка, раздался звук оргии; песни, крики, разбитые вазы и над всем этим ужасающий голос их сеньора, который сказал:

— Мужайтесь, друзья, давайте выпьем за здоровье сатаны!

Этот тост сопровождался взрывом хохота и чоканьем бокалов.

Парни, сопровождавшие судью, перепугались и с радостью пустились бы бежать, если бы судья не закричал решительно:

— Даже если это сам дьявол, я заберу его сегодня вечером в городскую тюрьму!

Он трижды постучал в дверь тростью и сказал:

— Откройте именем закона!

В этот момент дверь открылась сама собой, не издав ни малейшего шума, и судья, которому предшествовали несколько молодых людей с факелами, смело вошел в замок.

Он обыскал все комнаты одну за другой и не обнаружил ничего, кроме признаков того, что там был банкет, и на расшатанном столе было несколько упавших бокалов с пролившейся из них жидкостью, похожей на вино, но пахнувшей серой.

Не удовлетворившись этим, судья спустился в подземелья замка, и там нашел склеп, где покоился хозяин, тот, чьи качества сделали его ненавистным для всех, и, подойдя к могиле, коснулся надгробной плиты своей тростью и сказал:

— Во имя Господа и закона призываю тебя предстать передо мной, чтобы получить наказание, которого заслуживают твои преступления!

Ужасный смех эхом отозвался в могиле, которая потряс всех, кроме судьи, который прокричал:

— Я обещаю тебе Господом, слышащим нас, что ты очень скоро заплатишь свой долг на земле, поскольку ты, несомненно, уже отбываешь наказание за него в аду!

После этого он удалился в сопровождении всех тех, кто пришел с ним, оставшихся в восхищении от безумной храбрости судьи.

Однако грабежи и погромы продолжались.

Слезы боли и скорби по погибшим от рук этих мерзавцев, отчаяние родителей и семей слились в такой хор, что они достигли ушей королей, пославших большой отряд солдат, судей и инквизиторов, чтобы остановить столь огромные беззакония.

Этим силам удалось схватить грабителей, в том числе их предводителя, и после того, как они предстали перед судом и были приговорены к тюремному заключению, они были повешены, за исключением предводителя, которому удалось бежать из тюрьмы.

После повешения этих двадцати бандитов казалось естественным, что край должен вернуть свое спокойствие.

Действительно, пока вождь был в тюрьме, в руинах не зажигались огни, не было слышно шума оргий, поля не разорялись и не было преступлений; но как только  ему удалось сбежать, эти ужасающие события возобновились.

Тогда по всей стране был организован настоящий крестовый поход: для солдат, судей, инквизиторов и магистратов было делом чести схватить злодеев и покончить с ними.

Однажды ночью, когда эти бандиты в замке проводили свое собрание, силы правосудия вошли туда и схватили их и самого предводителя.

Их всех посадили в темницу, включая предводителя, который был закован в железные доспехи, к которым приковали кольцо.

Однажды, когда они собирались судить их, пришел тюремщик, чтобы принести еду заключенному; но он рухнул на его глазах, сбрасывая куски доспехов, так что не было никаких сомнений, что он исчезнет. Тюремщик услышал, как при разрушении доспехов раздался адский смех, который привел его в ужас.

Он сообщил судье, который приказал взять доспехи и сохранить их в качестве улики. Едва были взяты остатки доспехов, как предводитель, внезапно вновь в них облачившись, сбежал с того места, где их разместили.

Преступления продолжались до тех пор, пока хозяин замка снова не оказался в тюрьме.

Тогда старый инквизитор, предполагая, что это  сам дьявол вошел в доспехи предводителя, предложил, и его предложение было принято, чтобы доспехи вместе с предводителем были расплавлены, а из полученного железа был сделан крест.

Так и поступили, и был отлит крест, установленный как знак в месте, которое люди посещали чаще всего.

Когда доспехи плавили, из них раздался глухой и ужасный смех, который напугал плавильщиков.

Когда был установлен крест, трава засохла под ним, и один только его вид заставлял дрожать прохожих. Отсюда его название Дьявольский крест.

Но как только это место было освящено священником, рядом с крестом распустились прекрасные цветы, и его тень была благотворна, потому что сила Божья очищает всё.

Tags: испанская литература, перевод, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment