klausnikk (klausnikk) wrote,
klausnikk
klausnikk

Category:

История о Ризваншахе и шахине-пери Рухафзой (окончание)


После этого шахзаде спросил:
— Что тебя сюда привело?
Кормилица всё изложила. Шахзаде рассказал ей всё, что с ним приключилось.
Кормилица сказала:
— Нужно постараться доставить тебя до берега моря, а там и до твоей страны доберемся. Да, ещё, смотри! Не люби пери, потому что наслаждаться ее любовью не сто́ит всех перенесенных тобою мучений.
У кормилицы было с собой немного еды, она ее приготовила, они покушали. Проплыли трое суток, повстречали кита. Подплыли к нему, ударились об его хвост лодкой, которая развалилась на куски. Шахзаде и кормилица прыгнули в воду. Несчастная кормилица утонула, так что и следа от нее не осталось, как будто кит унес ее в глубь. Шахзаде ухватился за обломок доски. На этой доске его носило несколько дней. Терпение шахзаде лопнуло. Он утешался одной надеждой остаться в живых… Вдруг показался берег. Ризваншах, радостный и довольный, направил доску к нему. Достигнув берега моря, вышел на сухую землю. Потом увидел дорогу. Пошел по ней. Внезапно наткнулся на источник. Почувствовал себя утомленным и усталым. Час там просидел. Выпил немного воды, поел какой-то травки. На краю источника было дерево. Немного отдохнул в тени этого дерева. Когда открыл глаза, увидел, что над ним стоят несколько всадников. Среди них был юноша, словно месяц, сидевший верхом на золотом седле, с царской шапкой на голове, украшенной драгоценными камнями, в халате шаха, опоясанный по талии царским кушаком, а вельможи и приближенные окружали его.
Ризваншах поднялся, поприветствовал и поклонился. Обратился с похвальной речью.
Юноша спросил у Ризваншаха:
— О юный красавец! Откуда ты и куда направляешься? Отчего происходит всё это твое беспокойное состояние? Расскажи нам о положении твоих дел.
Шахзаде поклонился и сказал:
— О повелитель миров! Рассказ о моих злоключениях долгий, длинный и душераздирающий.
Шах дал указания. Ризваншаха одели в халат, посадили на арабскую лошадь и направились в сторону города. Проехав фарсанг, достигли большого города. Этот юноша был падишахом этого города. Вошли в город, подъехали к дворцу. Там юноша воссел на царский трон. Ризваншаха посадили рядом с ним. Шах приказал принести дастархан. После этого он спросил у Ризваншаха:
— О удрученный страданиями и повидавший горе и муки! Расскажи мне свои приключения и освободи душу, чтобы я мог помочь тебе достигнуть твоих сердечных желаний.
Ризваншах обрадовался, начал речь и рассказал все события, выпавшие на его долю. Шах весьма был удивлен и изумлен услышанным.
Через час из дверей дворца послышался шум. Ризваншах посмотрел, увидел, что вошел старый человек, одетый в царские одежды... Падишах опустил глаза, вскочил с места, пошел навстречу этому старцу. Взяв его за руку, усадил на трон, а сам сел на пятки.
Старец сказал:
— О достигающий своих желаний падишах! Зачем ты позвал меня из моря?
Царь ответил:
— Ты застрял в своих делах. А вот этот приятный молодой человек попал в трудное положение из-за идущих неверным путем предателей. Он сын падишаха страны Чин, от мучений разлуки тоскует.
Якуб Муаззам посмотрел на Ризваншаха, уяснил его внешний вид и внутренние качества и сказал:
— О мой дорогой! Расскажи мне о твоем положении.
Шахзаде дал полный отчет о тех трудностях, которые выпали на его долю.
Старец улыбнулся и сказал:
— С Божьей милостью я решу твои проблемы и приведу тебя к твоей цели.
После этого он взял Ризваншаха и отвел в свой дом. Перед Ризваншахом был роскошный дом, какого он раньше никогда не видел. Шахзаде был посажен на высокий трон. Хозяин дома также сел и сказал:
— О владыка страны Чин! Я возьму на себя обязательство по твоему делу. О состоянии твоих дел я буду тебя извещать, чтобы ты был спокоен. О повелитель! Знай, что меня именуют Якуб Великий. В области Яман есть город, называемый Ирак. Я из этого города. Всемогущий Господь наградил меня даром. Я отправился в путешествие по морю. Я сел на корабль вместе с купцами, и мы плыли почти месяц веселые, радостные и спокойные. Однажды совершенно неожиданно возникла огромная туча, разразилась гроза и полился дождь. Море разбушевалось. Мы все испугались. Волнение на море достигло нашего корабля, и он раскололся. Осколки погрузились в воду и утонули. Опасаясь за свою жизнь, мы прилагали все усилия для спасения. Внезапно обломок доски попал мне в руки, я сел на него. Я плыл на нем как на лодке. Я болтался пять суток по лону вод. На шестой день достиг острова. Вступил на сушу, прошел немного по острову. Дошел до лужайки, обрадовался, потому что лучше нее ничего не видел. Посреди лужайки увидел дерево, оно было высотой двести газ (метров), а ветви этого дерева поднимались ввысь на сто метров. Под деревом я увидел трон, на троне спящий человек, лицо прикрыто чадрой наподобие пери. Одна рука высовывалась из-под чадры, удерживая сундучок красного золота. Белая змея обвивалась вокруг этого трона, с нарциссом во рту, овевая спящего человека. я сильно удивился. Внезапно от лужайки приползла черная змея, более мощная, чем белая, легла на трон. Белая змея ее увидела, свернулась, поползла ей навстречу. Обе обернулись друг вокруг друга и начали борьбу. У меня от страха душа в пятки ушла. В страхе я наблюдал, как черная змея нападала раз за разом на белую. Одна из змей своим хвостом задела шкатулку. Она взлетела вверх почти на сто метров, упала передо мной. Я схватил шкатулку. Себе я сказал; «Нет лучше этого дара». Ушел в уголок, крышку со шкатулки снял, талисман увидал. Открыл талисман, на нем надпись: «Это Осаф Ибн-Бархи. У Сулеймана (да будет мир с ним!) крепость царства на двух вещах: во-первых, кольцо с печаткой, во-вторых, Осаф. В тот момент, когда они оставляют этот мир, призывают Осафа и говорят: «Устройство моего царства от тебя зависит и от этого перстня, на котором высочайшее имя Всевышнего. Теперь возьми калам и чернила, напиши это имя, чтобы твое желание исполнилось». Осаф написал и сохранил это у себя. Когда приблизился его смертный час, в этом месте для себя он создал дом и на него положил эту шкатулку и каждый, кому Всевышний дает такую возможность, эти великие имена сделают его судьбу. Благодаря особому расположению этих имен нет никого среди дивов, пери, людей и колдунов, которые могли бы найти способ нанести ущерб этому заклятию, и всякое волшебство, колдовство и подчинение этому заклятию сохраняются. Кроме того, даже если все миры поставят это целью, не возьмут верх. В воде не тонет и в огне не горит.»
Когда я это увидал, обрадовался и немедленно прочитал заклятие. Отправился по лону вод, ставших для меня как бы сушей. На четвертый день прибыл к этому острову. Вошел в город, увидел шаха веселым, а его народ спокойным, каждый занят своим делом. Вдруг поднялся шум. Люди вошли в дукан и в замешательстве сказали:
Назм:
Для человека в  бренном мире нет покоя,
В сей оболочке, где живем мы, нет устоя.
Канатоходца сей коварный мир трясет,
С каната скоро в бездну унесет.
Кто и без воли, и доволен этим миром,
Тот для народа станет ли кумиром?
И сладкое питье сбивает с ног,
Шипы в себе таит любой цветок.
Судьба песком метет прохожему в глаза,
Свободному всю пыль сотрет слеза.
Судьбе и дела нет до наших дел,
Страдать в сей жизни наш удел.
Судьбе плевать на нужды человека,
В сей битве жизни слабый он от века.

Все кричащие бежали, вышли из ворот города. У каждого я спрашивал, что с ними случилось, от волнения никто ответа не давал. Я вместе с ними вышел в поле, чтобы увидеть, что происходит. Увидел, что всё поле полно мужчин и женщин. Все кричали и шумели. Посреди них я увидел старца, к которому все проявляли глубокое уважение, с красным лицом и белой бородой, одетого в голубой плащ, держащего за руку луноликого юношу. Этот юноша побледнел, его охватила дрожь. Этот старец то и дело целовал руку юноши и говорил:
— О дорогой сын! Какие трудности ты испытал, чтобы в старости меня найти? Ты сгорал в пламени разлуки. Где снова тебя увижу?
Сказав это, старец отошел от народа. Вдруг на берегу моря я увидел суфу, на ней уставленный украшенный трон. Этого юношу усадили на этот трон. Внезапно из моря поднялась гора. Народ бросился бежать, оставив юношу. Только я остался на своем месте.
Юноша мне сказал:
— Зачем ты здесь остался? Неужели желаешь своей смерти? Ноги в руки и беги, а то умрешь.
Я к этому юноше подошел и сказал:
— О, сын мой! Не бойся. Если на земле случится бедствие, я не позволю пылинке сесть на полу твоей одежды. Расскажи мне свое положение.
Юноша обрадовался моим словам и сказал:
— Отец, разве ты не с этого острова?
Я ответил:
— Да, не с этого.
Юноша сказал:
— Этот почтенный старец, которого ты видел, — моя отец, падишах этого острова. Я его единственный сын. А посреди моря есть остров под названием Некукабо. Там есть женщина по имени колдунья Бадра. Все народы острова не могут с ней справиться. Каждый месяц она насылает колдовство на остров. Схватив красивого юношу, она сажает его на этот трон. Произнеся заклинание, приходит к этому юноше и забирает его. После этого она этого юношу разрезает на куски и поедает, потом уходит до следующего месяца. Мой отец бросает жребий, на имя каждого, чтобы видеть, кому придется подвергнуться этой казни. Сегодня жребий выпал на мое имя. Это заклинание со мной сделает то же самое, что было с другими. Отец! Таково мое положение, как я тебе сказал.
Я это выслушал, сказал:
— Не печалься, я от этих мучений избавлю и тебя, и всех людей.
Я всю свою историю рассказал от начала до конца. Юноша обрадовался и сказал:
— О избранный от Бога! Помоги мне, несчастному, разрешить эту проблему, ибо я под твоей защитой.
Когда мы разговаривали таким образом, появился огонек, достиг суфы. Я подошел в юноше, великое имя Бога произнес. Удар молнии и темнота, потом всё прекратилось, я посмотрел, увидел старуху, стоявшую перед суфой, одетую в шерстяную шаль, горбатая старуха демонического характера.
Стихи:
Бессмысленны слова и черен наш язык
И говорить нормально он отвык.
В червей противных зубы превратились,
Во рту как будто змеи поселились.
И хмурое лицо как в декабре погода,
Нет и просвета в небе в это время года.

 В ее руке было зеркало, она что-то бормотала, на зеркало дула, в воздух  поднимался дым и сверкала молния. Когда я услышал великое имя безграничного Бога, я вскрикнул. Силою Господа зеркало из ее рук выпало, разбилось и рассыпалось в черную пыль. Произошло удивительное заклятие. Я подбежал, схватил ее за косу и дал ей пинка. Она вскрикнула и попросила ее пощадить.
Я сказал:
— Проклятая, я Якуб Великий! Душу из моей руки куда ты сможешь отнести! То, что ты сделала народу Божьему, я стократно тебе сотворю!
Бадра выронила заклятие в пыль и сказала:
— О юноша! Откажись от моей крови, мы с тобой договоримся, если я когда-нибудь снова явлюсь на этот остров, то пусть умру.
Я сказал:
— Давай договоримся, что если ты никому вред не причинишь, то найдешь у меня защиту.
Она со мной договорилась и сказала:
— Я повинуюсь.
Я ее отпустил. Когда она освободилась, тотчас же дым передо мной исчез. Я взял шахзаде за руку и отвел в город. Узнав о моем приближении, все жители города вышли мне навстречу. Царь бросил на меня взгляд, увидел сына, был вне себя от радости и отдал Богу душу. Жители города были этим огорчены, а  судьба шахзаде их обрадовала. Падишаха похоронили и выразили его сыну соболезнования. Через три дня я посадил шахзаде на трон. Благородные подданные поздравили, преподнесли золото и сразу предложили свои услуги, а простой народ приветствовал его. Шахзаде отдал мне ключ от казны и царскую власть, сказав:
— Раз отца у меня нет, ты будешь мне вместо отца. Теперь я на тебя надеюсь, что ты останешься в этом месте и никуда не уйдешь отсюда, чтобы Бадра не напустила на меня колдовство.
Столпы государства тоже бросились мне в ноги, просили о заступничестве. Я согласился. Это тот самый шахзаде, который тебя перенес от бассейна и посадил рядом с собой. Зовут его Султан Мухаммад. И вот настал момент, чтобы в этом городе я нашел свою родину. Я жду, чтобы Бадра применила свое колдовство против меня, а я бы ее уничтожил. О падишах страны Чин, она тебе и твоей любимой столько мучений сделала, поэтому пока не пролью ее кровь, не отступлю.
Ризваншах, услышав эти речи, бросился в ноги и сказал:
— О достопочтенный отец! Пока живу, останусь твоим рабом.
Якуб Великий, попросив Султана Мухаммада, сказал:
— Я отправляюсь на остров Некукабо, чтобы освободить его любимую и разрушить колдовство старой Бадра. Ризваншаха и Рухафзарой я доставлю на остров Шис, его врагов разгромлю, а их на трон посажу, колдовство старой Бдара уничтожу, народ от ее злодеяний освобожу.
Сказав это и попрощавшись с шахзаде, Якуб Великий и Ризваншах пошли на берег моря. Якуб написал имя Божье и научил Ризваншаха. Оба ноги опустили в море, но их ноги не стали мокрыми. Пошли по морю, пока не достигли острова Некукабо. Напели мелодию. Якуб Великий посмотрел и увидел, что Бадра сидит на суфе, с двумя зеркалами в руках, что-то произносит, дует, из одного зеркала выходит огонь, из другого — ветер, поднимаясь ввысь.
Якуб это увидел, имя Всевышнего произнес, подул.
От величия имени Бадра вскочила на ноги. Якуб Великий сел ей на голову, кинжалом отрезал обе косы, привязал к обеим рукам, кинжалом рассек нос и пропустил через него косы. Бадра зарыдала.
Якуб сказал:
— Эй, проклятая! Где Рухафзой?
Она сказала:
— В том доме связанная лежит.
Он ее освободил. Рухафзой увидела Ризваншаха, обрадовалась, сказала:
— О свет очей моих! Как ты сюда попал и кто этот достопочтенный добродетельный человек?
Ризваншах рассказал ей обо всем, что с ним приключилось.
Рухафзой бросилась в ноги Якубу Великому и восславила его.
Якуб сказал:
— О царица, сейчас медлить не время. Вставай, иди, я посажу тебя на царский трон.
Потом Якуб посадил Рухафзой верхом на Бадру, узду надел ей на шею и дал поводок в руки шахзаде. Отправились по направлению к государству Шис. Добрались до Океана, достигли города, прибыли во дворец Манучехра. Рухафзой увидела, что Манучехр самодовольно сидит на троне. Она разозлилась, вытащила меч, набросилась на него. Манучехр увидел Рухафзой, вскочил и  намеревался ее убить. В это время вошел Якуб Великий, ударил Манучехра посохом по голове, отправил к праотцам. Рухафзой убила Маймуну. Отец Маймуны, который был везиром, услышав жалобные голоса, пришел, и был убит Ризваншахом.
До города дошло известие, что прибыли Ризваншах, Рухафзой и Якуб Великий и пленили колдунью Бадру, а Мануехра, Маймуну вместе с ее отцом убили. Сановники явились с приветствием, бросились в ноги шахине, попросили прощения, что, мол, никто из нас никогда не был доволен, из страха перед Бадрой не могли и вздохнуть. Теперь мы довольны. Видим вас здоровыми, рады вам служить.
Шахиня посадила Якуба Великого на трон, сказала:
— Мое царство, моя казна, моя душа —  всё от тебя. Всё, что прикажешь, будет по-твоему.
Якуб сказал:
— Всё вам принадлежит и вы мои дети.
После этого они с Ризваншахом заключили договор. Он их посадил на трон. Через несколько дней Якуб Великий решил уехать, Рухафзой послала через Якуба Великого несколько драгоценных камней, испускающих в темноте яркий свет, а также иные подарки в том же роде Султану Мухаммаду. Якуб Великий, приняв подарки, попрощался с шахзаде и Рухафзой и сказал:
— О дети! Если будет нужда, пошлите ко мне вестника.
Колдунью Бадру он взял с собой. Когда он прибыл к Султану Мухаммаду, то передал ему драгоценности и подарки, а Бадру бросил в огонь.
Со своей стороны, шахзаде и Рухафзой вместе развлекались, с высоким совершенством управляли царством, пока Господь не дал им сына в высшей степени красивого и прелестного. После этого Ризваншах сказал шахине:
— Теперь у меня осталось одно желание: отказаться от царствования, вельмож и роскоши. Не знаю, кому достанется мое богатство и казна. Хочу, чтобы кто-нибудь отправился в ту сторону и узнал, кому оставить в наследство мое царство.
Шахиня согласилась. Тогда отправили детей в царство Шис к падишаху. Шахзаде и Рухафзой огромное войско послали в страну Чин. Когда приблизились, падишах Чин, который был родственником Ризваншаха, услыхал, что пришел Ризваншах, обрадовался, город украсили, сами с вельможами и столпами государства, со всеми эмирами и везирами, со всеми мужчинами и женщинами отправились встречать шахзаде. Когда приблизились, землю поцеловали и осыпали золотом, одарили подарками, соответствующими случаю.
Падишах сказал:
— Пока шахзаде был в отсутствии, я, покорный слуга, управлял этой страной, страну от захвата врагами удерживал. Теперь, когда шахзаде изволили прибыть, я, ничтожный раб, стану ему слугой.
Ризваншах был доволен, падишаха приласкал, назначил престолонаследника, обласкал столпов государства, отправился в город Чин и обосновался на царском троне. Воздавал должное справедливости и подданным оказывал уважение. Жил в полном довольствии.
Неожиданно Ризваншах отошел в иной мир. Опечаленная Рухафзой обосновалась на его могиле. Через некоторое время она тоже переселилась в загробный мир, а этот рассказ остался памятником среди людей…


Tags: дастан, перевод, таджикская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments