klausnikk (klausnikk) wrote,
klausnikk
klausnikk

Categories:

Главная роль


Альба

Главная роль

Если позволяла работа, мамы иногда встречались по утрам в кафетерии на углу, отведя детей в школу.

Им нравилось сидеть на террасе, если была хорошая погода, а если нет, то внутри, за столом в углу, из которого они могли всех видеть, оставаясь вне видимости для других. Там они проводили часть утра, говоря о «женских делах», которые, несомненно, касались детей и, конечно, мужчин вообще и некоторых женщин в частности.

Сегодня они все собрались. Вчетвером сидели за столом на террасе, тихо разговаривали и смеялись.

— Кто не слышал хотя бы раз: «Это один из тех, кто хочет быть ребенком на крещении, невестой на свадьбе и покойником на похоронах»? — сказала одна. — Ну, я не только слышала это, но и сама произнесла эту фразу, хотя, тем не менее, когда я думаю об этом, мои волосы встают дыбом от гнева!

— Твои волосы встают дыбом? — отвечает одна из них, смеясь. — Это было так ужасно?

— Вот увидите... Не так давно я жила со своей семьей в маленьком прибрежном городке. У меня были соседи всех национальностей. Я была в восторге от этого, потому что таким образом я чувствовала себя перенесенной в воображаемый город, который может быть где угодно в мире. Ближайшими соседями была пара старых англичан, очень дружелюбных и всегда с улыбкой на губах. Они были прекрасны. Не знаю почему, но внезапно они продали квартиру бразильской семье.

Молодая женщина замолчала на мгновение. Ее лицо изменилось. Она выпила глоток кофе и продолжила:

— Новая хозяйка была горячей бразильянкой, одной из тех, на кого оглядываются мужчины, когда проходят мимо. Она это знала.

Сначала все шло хорошо. Как вы знаете, я не слишком склонна лезть в чужие дела и не люблю особенно много общаться с соседями. «Доброе утро» или «добрый день», вот и все. Однако эта дама постоянно стучала в дверь под любым предлогом: «У вас есть сахар, пожалуйста? Мне не удалось сходить в магазин...»; «Могу ли я оставить здесь своих детей сегодня днем? У меня есть дела»... Во всяком случае, она понемногу прокралась в мой дом, как некто, у кого нет особых причин быть там, и стала неотъемлемой частью семьи.

— А ее муж? Не было у нее мужа или как?

— Ах, муж!.. Муж работал инженером на алмазном руднике в Африке и отсутствовал целыми месяцами. На самом деле мне не удалось с ним познакомиться. Кроме того, это было одной из причин, по которой мне стало ее жалко. Она говорила, что ей очень одиноко в чужой стране, с двумя детьми, без семьи, без друзей...

Она снова остановилась, глубоко вздохнула и продолжила:

— Если бы я знала тогда!

— Давай, продолжай. Что случилось?

— Хуан, мой муж, был не очень доволен тем, что эта женщина входила в наш дом, как будто была своя, в любое время и по любому поводу.

Одна из тех, кто до этого момента молчали, внимательно слушая, сказала:

— Как Хуан? Разве твоего мужа зовут не Антонио?

— Да, моего нынешнего мужа зовут Антонио, но тогда я был замужем за Хуаном. Но подожди, подожди...

Она сделала новый глоток и продолжила:

— Хуан был сыт по горло. Он сказал, что женился на женщине, а не на женщине и ее подруге.

— Довольно преувеличенно! — сказала себе под нос одна из дам.

— Вы увидите. Сначала она был нормальной подругой, но я не знаю, что со мной случилось, что заставило меня... что я стала незаменимой. Она ничего не могла сделать без меня. Ей приходилось просить совета по любому поводу, абсолютно по любому... В такой степени, что дошло до того, и это особенно раздражало моего мужа, что она убедила меня, будто было бы удобно каждой из нас иметь ключ от дома другой, чтобы свободно входить.

— У меня тоже есть ключ от дома моей соседки, это естественно! — снова ответила другая дама.

— О да, но вы наверняка не используете его, чтобы войти в дом соседки в любое время без предварительного уведомления, верно? Ну, это как раз то, что делала моя «подружка». Сначала она приходила одетой нормально. Раздражало отсутствие у нее такта; казалось, она не задумывалась вообще, что это может помешать нашей супружеской жизни. Дело в том, что, поскольку она казалась такой наивной, я однажды поговорила с ней и сказала, что мой муж расстроен и что мне не кажется нормальным, что она входит вот так, без звонка. Она заплакала от горя, став похожей на маленькую девочку, страдающую от брани деспотичной матери. Она сказала мне, что мы ей как семья, что она нас очень любит и совсем не хочет беспокоить нас; она вернула мне ключ и сказала, что никогда не будет делать этого снова. По правде говоря, я почувствовала себя как баба-яга из сказки. Я сказала ей, что ничего этого не надо, попросила, чтобы она простила меня, что мы ее очень любим и что она может приходить, когда захочет.

Все нормализовалось. Она входила, но предварительно звонила.

Однажды Хуан смотрел футбол, Рита, так ее звали, позвонила и вошла. Она сидела перед моим мужем, прямо рядом с телевизором. На ней были шорты и майка. Ее поза была немного небрежна. Я была на кухне, готовила закуски. Когда я вошла в комнату, они дружески болтали, и мой муж больше не интересовался игрой.

Жизнь продолжалась славно. Рита проводила в нашем доме больше времени, чем в своем. Моему мужу, похоже, было безразлично, что моя подруга входила без звонка и была в нашем доме, как в своем.

Однажды я встретила еще одну соседку в лифте, которая сказала мне:

—  Будь осторожна с этими тихонями...

— Почему ты это говоришь? —  спросила я.

— Будь осторожна с соседкой. Это одна из тех, кто должен быть ребенком на крещении, невестой на свадьбе, покойником на похоронах... Всегда они главные герои!

Мне это показалось наговором, но я стала размышлять... Правда в том, что Рита начинала мне надоедать. Она говорила и говорила. Она рассказывала о своих проблемах, своей жизни, своих несчастьях... но слушала ли она меня когда-нибудь? Я отдавала себе отчет, что не слушала абсолютно! Я начинала уставать от того, что у меня есть взрослая дочь, которая постоянно плакала и постоянно требовала внимания, ничего не давая взамен. Но я ошибалась, она давала кое-что взамен. Она много давала взамен. Единственная проблема в том, что она давала не мне, а... моему мужу!

— Ах! — остальные трое вскочили со своих мест.

— Спорим, вы знаете, как закончилось дело? —  сказала она со смешанной интонацией грусти и отчаяния. — Ну, однажды я вернулась с работы и обнаружила, что моя бедная подруга Рита и мой дорогой муж лежали в постели, утешая друг друга!

Как вы можете себе представить, я была в шоке. Я выпроводила их обоих.

— А что случилось потом? — спросила одна.

— Ну, она была ребенком на других крещениях, и особенно невестой на многих других свадьбах. Хуан и я расстались. Что с ним стало дальше, я не знаю и знать не хочу.

— А она? Она тоже разошлась?

— Нет, ее муж не узнал или не захотел узнать... Видимо, они все еще вместе.

Одна из дам, которая все время молчала, сказала:

— Как ты говоришь, звали твою соседку?

— Рита.

— Она  была из Бразилии, брюнетка, горячая, с двумя детьми и с мужем-инженером на алмазных рудниках в Африке?

— Да. Почему ты спрашиваешь? Ты ее тоже знаешь?

— Да, я знала ее немного. Она умерла от сердечного приступа, когда была на бдении у гроба своей соседки в прошлом году.

Tags: испанская литература, перевод, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments