klausnikk (klausnikk) wrote,
klausnikk
klausnikk

Categories:

Брат Алоизий, демонолог


Феликс Пита Родригес

Брат Алоизий, демонолог

Траций Великий утверждал, что среди всех наук демонология представляет наибольшие трудности для точной  интерпретации, поскольку ее материя изменчива и непостоянна, будучи подвержена «капризам» — он так написал — частиц, ее составляющих.

«Поскольку демоны суть частицы этой материи, — писал Траций Великий — и каждый демон составляет отдельную сущность, потому что не существует двух одинаковых в неисчислимой сумме существующих, их расходящиеся импульсы вызывают безумную и противоречивую энергию, затрудняющую в крайней степени их изучение, особенно если есть стремление согласовать оное изучение с доказуемыми правилами в соответствии с естественными научными требованиями.»

В своей оккультной и весьма опасной книге «Уточнение и номенклатура малых демонов» Траций Великий дает нам мерило этой трудности, сообщая нам результат своих расчетов: «В одном яйце мухи (утверждает он) может поместиться одновременно до восьмисот малых демонов, и не в стесненных и неудобных условиях, а просторно и со свободой движений, как малая семья во дворце для пребывания многих».

Брат Алоизий Дельфтский, бесспорно бывший самым остроумным и скрупулезным комментатором Трация Великого, подвергает сомнению точность этой цифры, хотя и взвешенно и уважительно. В своих известных «Сравнительных таблицах плотности, объема и мощности замещения между ангелами и демонами», часто используемых во время всей эпохи позднего Средневековья экзорцистами инквизиции Брат Алоизий возражает:

«Расчеты магистра Трация Великого осуществлены без необходимого и единственно бесспорного сравнительного элемента. Учитывая, что Траций Великий игнорировал ангелов, он не мог знать, что в указанном им пространстве (яйцо мухи) могут поместиться только 635 ангелов из числа размещенных в нижних порядках. В таком случае как может быть возможно, чтобы существа инфернального состояния, да еще, как в данном случае, малые демоны, могли превзойти ангелов в способности поместиться в определенном пространстве? Такую мысль следует признать еретической.  Согласно моим личным расчетам, проведенным с наивысшей экспериментальной точностью, в яйце мухи могут поместиться, причем в условиях крайнего неудобства, 346 малых демонов. И эта цифра должна рассматриваться впредь и для всех результатов, как определенная и единственно принятая Церковью.»

Авторитет Брата Алоизия в вопросах демонологии закрыл этот вопрос совершенно определенно; цифра, установленная Трацием Великим, была вычеркнута, а цифра Брата Алоизия заняла ее место «как определенная и единственно принятая Церковью.»

Маловероятно, что существовал другой человек со столь же обширными и глубокими знаниями в опасной области демонологии, какие были у Брата Алоизия. В скромный домик в Дельфте (часть каковой постройки все еще сохранилась, и ее показывают любопытным путешественникам, хотя и под несправедливым, по нашему мнению, именем «дома человека, одержимого демонами») прибывали теологи со всей Европы, чтобы представить его суждению, слывущему безошибочным, на рассмотрение запутанные проблемы демонического характера, в каковой материи ему пожаловали высочайший авторитет urbi et orbi. С его работами должны были  обязательно консультироваться иерархи инквизиции, каковые, скажем в скобках, входили в дом ученого демонолога с защищающим распятием в поднятой правой руке, ибо vox populi гласил, что в нем большие и малые демоны кишмя кишели и разгуливали по помещениям, «как будто это был их собственный дом».

С прочно обоснованной репутацией, как и следовало ожидать, ибо она покоилась на толстом слое яиц больших и малых демонов, попираемых его крупными стопами (до наших дней дошло известие, что у него они были непомерной величины вследствие такового упражнения) достиг Брат Алоизий Дельфтский славной старости. (Славной, хотя епископ Евгений в свое время выказывал противоположное мнение.) И он бы несомненно поставил свои крупные стопы на первую ступеньку лестницы наград Церкви и перестал быть Братом Алоизием, став Блаженным Алоизием, и, кто знает? — возможно, впоследствии и уже без необходимости прилагать собственные усилия достиг бы второй ступени канонизируемых, что, в свою очередь, перевело бы его из статуса Блаженного Алоизия в статус Святого Алоизия Дельфтского, так что он завоевал бы статус пленительного бессмертия избранных.

Возможно, что так бы всё и было, можно даже сказать, было бы непременно, если бы супруга гранильщика жерновов Вийнуса не произвела на свет за пятьдесят с лишним лет до того дочку, названную Клеонией, и если бы эта дочка не была удостоена (если можно так сказать) выдающейся и примечательной уродливости, удалившей от нее в юные годы всех возможных женихов и превратив ее мало-помалу в ядовитую старую деву, которая после смерти родителей осталась одна в старом знакомом доме с единственным признанным ею занятием подглядывать из-за занавесок окон за всем, что происходило в окрестностях.

И маленький домик, в котором жил Брат Алоизий, полностью — от входной двери в переулке Ткачей до крошечного огорода, окруженного живой изгородью боярышника, с задней стороны, — попадал в поле зрения старой девы.

Этот случайный факт, очевидно находившийся в противоположности к событиям жизни Брата Алоизия, привел к губительным последствиям для мудрого демонолога.

(Страница 4 и следующие  официального показания епископа Евгения Трибуналу Святой Инквизиции. Буквальная копия.)

«… и вышеупомянутая Клеония, дочь Вийнуса, заявила нам, после принесения клятвы, поклявшись спасением души in aeternum, если среди ее слов проскользнет хотя бы одно, не полностью соответствующее истине, следующее, что я сообщаю сему Святому Трибуналу:

Что она могла многократно видеть из окон своего дома со всей ясностью, как Брат Алоизий использовал демонов для своего личного обслуживания. Что сии демоны принимали облик женщин очень красивого вида и что она могла различить четырех, а именно, двух, казавшихся предназначенными для трудов на кухне, и двух для обслуживания Брата Алоизия за столом и для прочих домашних дел. Будучи спрошена нами указанная Клеония, дочь Вийнуса, каким образом она могла знать, что речь идет о демонах, а не о женщинах, без колебаний показала, что, во-первых, по запаху серы, доносившемуся до нее от дома Брата Алоизия, и, во-вторых, потому, что всем известно, что в доме Брата Алоизия нет никакой домашней прислуги.

Равным образом, указанная Клеония, дочь Вийнуса, показала, что Брат Алоизий обращался к своим демонам в ласковых и весьма куртуазных выражениях и что оные отвечали ему всегда улыбаясь и в таком же ласковом и любезном тоне.»

(Страница 21 и следующие того же официального показания епископа Евгения. Буквальная копия.)

… должен признаться, что я был в высшей степени удивлен, увидев, что Брат Алоизий не сделал ни малейшей попытки это отрицать… Я попросил его поразмыслить о тяжести висящего над ним обвинения и о своей душе, и осведомился у него, не располагает ли он аргументами, которые могли бы опровергнуть серьезные обвинения, выдвинутые против него Клеонией, дочерью Вийнуса. Улыбаясь, он мне ответил, что не считает это нужным. На наши настояния, поскольку его ответ был явно двусмысленным, он нам сказал, не переставая улыбаться, что это не нужно, потому что это верно. Что он имеет в услужении неопределенное число малых и больших демонов, как и говорила указанная Клеония, и что к тому же он пользуется услугами многих других для работы в огороде, без чего, добавил он тоном непочтительной насмешки, был бы нанесен ущерб его моркови, его репе и его гороху, которые, как он сказал, были все отличного качества. Кажется, нам не нужно добавлять, что такой ответ, как и тон явной насмешки, каковым он выражался, не могли принадлежать Брату Алоизию, а только демону, который в тот момент в нем обитал. Будучи спрошен о том, почему демоны, им употребляемые для домашних услуг, имеют внешность красивых на вид женщин, ответил, что (буквально): «как всем известно, женщины готовят лучше, чем мужчины», а на вопрос, почему они красивы и молоды, это для того (буквально), что «для здравия души полезнее созерцать красивые предметы, а не наоборот».

Когда мы его спросили, не полагает ли он, что сношения такой природы с инфернальными существами эквивалентны общению с сатанинскими силами, и ставят его душу на службу дьяволу, он нам ответил прежним тоном, что он думает совершенно противоположное, ибо в этом случае на службе как раз находятся демоны, а этот факт должен рассматриваться как победу Церкви над дьяволом…»

Как и следовало ожидать при данных обстоятельствах, показание епископа Евгения произвело глубокое впечатление на Святую Инквизицию, каковая вынесла решение, что демоны, овладевшие душой Брата Алоизия, должны быть уничтожены посредством огня. Для выполнения этого приговора необходимо предварительно уничтожить на костре Брата Алоизия как временного хранителя оной души.

Что и было осуществлено на площади Ремесленников весьма благочестивого города Дельфта в год от Рождества Христова 1502. Поскольку оный год был високосным, многие считали это зловещим предзнаменованием для Брата Алоизия. Но это мнение не имеет никакого значения, поскольку зловещий факт предшествовал предзнаменованию.

Tags: кубинская литература, перевод, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments