klausnikk (klausnikk) wrote,
klausnikk
klausnikk

Categories:

Среди пыли


Хесус Ди́ас

Среди пыли

Слой пыли все покрыл — от автомобиля до наших волос. Мы закрыли стекла, но пыль покрывала сиденья. Мы не разговаривали, но все равно пыль обжигала нам горло. Уже довольно давно животные и поля потеряли свой цвет, все было покрыто пылью. Уже довольно давно также грунтовая дорога ничем не отличалась от полей. Все поле было одной огромной грунтовой дорогой, с висящим над ней облаком пыли, постоянно поднимающимся вверх. Облако оставалось тем же самым — постоянным, широким, прилипшим к дороге и ко всему тому, что проезжал по ней, только этим все и было, потому что все было одинаковым, все было дорогой, и вся дорога была пылью. Еще было солнце. Это было солнце без центра и лучей, раскинувшееся солнце, солнце из одного жара. Жар — у этого солнца не было других признаков. Все, кроме, жара, относилось к пыли. Остальным были мы. Я попытался узнать время, которое нам оставалось проехать, и время, уже затраченное на дорогу. Но часовое стекло было покрыто пылью, и хотя пыль была сухой, мне не удалось его протереть. Ничего не помогало мне в ориентировании. Солнце пропало с неба, чтобы появиться со всех сторон, обжигая нас. Мутный воздух остался зафиксированным посреди пыли. Перед автомобилем, может быть, на расстоянии пятнадцати или двадцати метров, пыль приобретала некоторую форму, становилась темной, компактной. Фигура человека, начавшая сгущаться в облаке, продвинулась вперед. Я остановил автомобиль.

— Столетиями здесь никто не появлялся, — сказал он.

Голос был хрипловатый, сухой. Когда он приблизился, его вид принимал форму человека. без сомнения, это был человек, покрытый пылью, но я отбросил всякие смутные сомнения, посмотрев на себя и на жену, мы выглядели так же. Между тем он сел к нам в машину, и я продолжил движение.

— Много столетий я ожидал, — сказал он сейчас же.

Голос меня обеспокоил. Снова голос был хрипловатым, снова сухим, снова усталым и снова старым, как будто от скрипа в течение ста лет не смазанных дверных петель.

Я посмотрел на жену, но она даже не повернула головы. Он снова замолчал. Последующие  часы показались мне столетиями. Тогда я подумал, что понимаю сказанное этим человеком. Столетия спустя пыль снова стала компактной, но во многих направлениях. Только перед автомобилем она была яснее. По сторонам облако обрисовывало структуры, раскрывало формы. Формы смутных хибар, пыльных досок пыльных кабаков, бродячих собак, школы. Это было или должно было быть деревней.

— Брат Бенито.

Это сказал хрипловатый голос мне в ответ. Я хотел посмотреть назад, но в этом не было необходимости. Человек теперь стоял в пыли рядом с автомобилем.

— Посмотрите, — указал он на трясущуюся церковь, — там крестили Батисту, ничего не осталось, даже меня, — сказал он.

Он расплылся среди облака пыли, потом облако сдвинулось впервые, закружившись вокруг церкви, укутав ее.

Я отъехал, не надеясь увидеть больше.

— Какой странный тип, — сказал я жене.

— Что за тип? — спросила она.

— Тот, что остался в этой…

Но никакой деревни не было. Только неподвижное огромное облако пыли, прилипшее к дороге.

— Думаю, что ты от пыли свихнулся, — сказала она мне.

Я хотел ответить, но не мог, потому что язык у меня разваливался, а я ощущал во рту сухой привкус, а в венах песчаный поток.

Tags: кубинская литература, перевод, рассказ, фантастика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments